• на главную
  • admin@modernmif.ru
 
 



.
 
 
.
Предыдущая | Содержание | Следующая

Процесс возникновения инфаркта

Прекращение поступления в сердце кислорода не всегда приводит к инфаркту. Сердце замечательно приспосабливается к различным обстоятельствам, поэтому для того, чтобы его погубить, нужно приложить немало усилий. Когда количество поступающих в клетки сердца питательных веществ и кислорода снижается, его способность сокращаться и перекачивать кровь резко уменьшается. Чтобы сердце могло продолжать работать в условиях кислородного голодания, в его клетках начинается ферментация глюкозы для получения энергии, но этот анаэробный процесс приводит к образованию молочной кислоты и окислению мышечных тканей.

Чтобы продолжать перекачивать кровь, сердце прибегает к дополнительным источникам энергии, мобилизуя и расщепляя жиры. Однако в отсутствие кислорода эти жиры преобразуются во вредные, губительные для клеток кислоты. Запасы белков тоже начинают использоваться как источник энергии, и снова побочными продуктами данного процесса становятся вредные жирные кислоты. Поскольку уплотнение соединительных тканей, а также сужение стенок сосудов, доставляющих лимфу и кровь в сердце, препятствуют нормальному выведению продуктов обмена веществ, мышцы сердца все больше насыщаются вредными кислотами, что может вызывать сильную боль.

Накопление в тканях мочевой кислоты — продукта разложения старых клеток—может привести к развитию подагры. Закупорка сосудов приводит к сильному обезвоживанию клеток мышц, вследствие чего в клетках, называемых мастоцитами (тучными клетками), увеличивается секреция гистамина, регулирующего водный обмен в организме. Когда гистамин воздействует на нервы мышечных тканей, возникает сильнейшая боль. Если такой процесс происходит в сердце, появляется стенокардия. Одновременное накопление кислот и недостаток кислорода приводят к усиленной гибели клеток сердца.

Инфаркт может быть вызван различными причинами:

Соединительные ткани, окружающие клетки сердца, настолько уплотняются, что клетки сердца умирают от безболезненного удушения.

В случае стенокардии к гибели сердца при водят окисление клеток и недостаток кислорода.

Сосуды сужены или закупорены и не пропускают кислород к сердцу. Инфа ркт пр оисходит в той части сердца, где хранилища белков уже заполнены.

Тромб отрывается от стенки закупоренного и травмированного кровеносного сосуда, доходит до сердца и перекрывает путь кислороду.

Новые исследования ставят под вопрос ценность искусственного расширения артерий

В связи с новым взглядом на причины инфаркта возникает вопрос об эффективности существующих методов искусственного, расширения просвета закупоренных артерий. Во-первых, обретающие все большую популярность хирургические методы -ш унтирование, ангиопластика и стентирование - почти или совсем ничего не дают в плане профилактики повторной закупорки. Хотя шунтирование продлевает жизнь некоторым пациентам с сильно развитым атеросклерозом, инфаркт оно никоим образом не предотвращает. В общем и целом ни одна из используемых ныне хирургических процедур не может существенно снизить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний.

Одна из главных причин низкой эффективности этих методов лечения заключается в том, что огромное количество инфарктов вызвано отнюдь не сужение просвета артерий. Чтобы остановить эпидемию сердечно-сосудистых заболеваний, охвативших большинство промышленно развитых стран, без мер профилактики (снижение количества потребляемых белков, регулярные занятия спортом, соблюдение режима дня, регулярное и сбалансированное питание, увеличение количества потребляемой воды, отказ от курения, сокращение количества потребляемых алкогольных напитков и т. д.) не обойтись. Но поскольку эти профилактические меры почти ничего не стоят, с экономической точки зрения они далеко не столь привлекательны для тех, кто занимается здравоохранением.

Старая модель представлений о сердечно-сосудистых заболеваниях стремительно рушится, и многих специалистов данных факт застиг врасплох. В кардиологии бытовало представление о том, что главной проблемой является сужение сосудов и что если с ней справиться, то пациентам станет лучше, — говорит доктор Дэвид Уотерс , кардиолог из Калифорнийского университета в Сан-Франциско . Данная теория многие десятилетия казалась кардиологам и обществу в целом настолько незыблемой, что лишь немногие ставили ее под сомнение и пытались открыть истинные причины сердечно-сосудистых заболеваний. Новейшие научные открытия обнажили главные пороки этой теории.

До недавнего времени* ученые считали, что ишемическая болезнь сердца сродни накоплению осадка в трубе. Атеросклеротические бляшки накапливаются медленно, на протяжении десятилетий, и, когда коронарная артерия оказывается закупоренной, кровь перестает поступать в сердце и происходит сердечный приступ. Чтобы предотвратить эту катастрофу, самым рациональным решением кажутся шунтирование или ангиопластика , призванные заменить или расширить сузившуюся артерию. Предположение, что эта мера позволяет предотвратить инфаркт и продлить жизнь, казалось неопровержимым. Однако, как показывают последние данные, эта теория неверна. Результаты исследований, опубликованные в New England Journal of Medicine группой ученых, изучавших проблемы шунтирования коронарных артерий, свидетельствуют о том, что за трехлетний период смертность пациентов, перенесших шунтирование сосудов, оказалась такой же, как если бы никакой операции не производилось.

Согласно данным многочисленных исследований, большинство сердечных приступов происходят не из-за атеросклеротического сужения артерий. Ученые утверждают, что инфаркт возникает тогда, когда бляшка разрушается, вызывая образование тромба, перекрывающего кровоток. И в 75-80 процентах случаев эта разрушающаяся бляшка вовсе не закупоривает артерию, поэтому о необходимости шунтирования, ангиопластики или стентирования даже не идет речи. Наиболее опасной является мягкая и хрупкая бляшка, которая не вызывает никаких симптомов и не рассматривается как преграда кровотоку. Поэтому шунтирование, позволяющее обходить пораженные атеросклерозом участки артерий, никак не снижает риск будущего инфаркта. Стоит ли удивляться, что довольно часто инфаркты происходят совершенно неожиданно? Сегодня человек может без проблем бегать трусцой, а назавтра уже стать жертвой инфаркта или инсульта. Если бы дело было в сужении артерий, человек не смог бы заниматься спортом из-за сильных болей в груди.

У большинства людей, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, в артериях сотни хрупких бляшек. А поскольку заменить все пораженные атеросклерозом участки невозможно, современные методы лечения оказываются не в состоянии предупредить инфаркт. Однако это вовсе не отражается на количестве выполняемых хирургических процедур. Стентирование — это многомиллионный бизнес, и остановить его уже невозможно.

Практикующие врачи и их пациенты не воспринимают всерьез новейшие открытия ученых. Существует глубоко укоренившееся убеждение, что восстановление артерий — хорошее и полезное дело, — говорит доктор Эрик Топол , кардиолог одной из кливлендских больниц. Восстанавливать артерии — просто так, на всякий случай — стало повальной модой. Стенты в артерии имплантируют все большему числу людей — даже при отсутствии каких-либо симптомов атеросклероза. В 2004 году этой процедуре подверглось более миллиона американцев.

Хотя многие врачи знают о том, что старая теория неверна, они, ощущая на себе нажим извне, все равно занимаются расширением просвета артерий, даже если у их пациентов не наблюдается никаких симптомов. Эту ситуацию объясняет кардиолог Дэвид Хиллис из Юго-Западного медицинского центра Университета штата Техас: Если ты — хирург-кардиолог и Джо Смит, местный терапевт, направляет к тебе пациента, а ты говоришь ему, что в этой процедуре нет необходимости, то в скором времени Джо Смит просто перестанет присылать к тебе пациентов и ты останешься без работы. Иногда я заставляю себя делать те или иные вещи, даже когда понимаю, что делать этого не нужно.

Как считает доктор Топол , обычно пациенты обращаются к кардиологу с весьма неопределенными жалобами вроде несварения или одышки или потому, что при сканировании сердца обнаружились отложения кальция — а это является признаком атеросклероза. Делая свою работу, кардиолог следует стандартной процедуре и первым делом назначает ангиографию. Если вы среднего возраста и живете в высокоразвитой стране, то атеросклероз у вас есть наверняка, и ангио-грамма обязательно покажет сужение сосудов. После этого не потребуется много усилий, чтобы убедить вас в том, что вам нужен стент . Если процесс запущен, его уже не остановить. Это экспресс, который следует до конечной станции без промежуточных остановок, — говорит доктор Топол . — Без стентов вы из клиники уже не выйдете.

Доктор Хиллис считает, что в сознании американцев укоренилось убеждение, будто эффективность лечения прямо пропорциональна его радикальности. Хиллис пытается объяснить ошибочность такого взгляда своим пациентам, но без особого успеха. Их не переубедишь,— говорит он. — Создается впечатление, будто кто-то в очереди внушает им, что эта процедура спасет им жизнь. Им говорят, что без этого они "ходячие бомбы замедленного действия".

Еще больше беспокоит доктора Топола то, что само стентирование может вызывать небольшие сердечные приступы примерно у 4 процентов пациентов. Это означает, что из миллиона пациентов, которым в 2004 году были имплантированы стенты , 40 тысячам от процедуры, по идее, призванной защитить их, стало только хуже.

Согласно результатам исследования, опубликованным 15 октября 2004 года в New England Journal of Medicine , негативный побочный эффект был отмечен при использовании двух типов стентов , широко применяемых в настоящее время и одобренных Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США, Cordis Cypher (выделяющий сиролимус ) и Boston Scientific Taxus Express (выделяющий паклитаксел ).

Хирургические операции (шунтирование, ангиопластика и стентирование ) сами по себе инфаркт не предотвращают. Очевидная цель выполнения этих процедур — облегчение симптомов. Пациенты довольны тем, что хоть что-то делается, и меньше боятся умереть от внезапного сердечного приступа. И врачи тоже рады тому, что пациенты довольны. Ну и, разумеется, довольны воротилы фармацевтической индустрии, поскольку больные обречены докупать дорогостоящие лекарства до конца своих дней.

.