• на главную
  • admin@modernmif.ru
 
 



.
 
 
.
Предыдущая | Содержание | Следующая

Надо любить

Мы чувствуем себя счастливыми, когда находим время на удовлетворение своих духовных потребностей, а не только физических и интеллектуальных. Наше внутреннее я жаждет признания как духовное существо, которому природой предначертано быть счастливым. Действительно счастливый человек получает глубокое внутреннее удовлетворение, делясь с другими самым дорогим, что у него есть. Это и называется любовью. Умение любить — это важнейшее качество каждого человека. Любовь — это жизненная сила, которая заставляет сердце биться, вдыхает жизнь в клетки и окрыляет душу. Однако временами она остается в тени, не находя возможности выразить себя. Если человек не любит и не любим, в его сердце прочно поселяются разочарование и печаль.

Когда врач выявляет несколько симптомов болезни и вылечивает их, это никак не удовлетворяет внутреннюю потребность человека в том, чтобы открыть свое сердце самому себе и другим. Такой подход бесплоден, поскольку игнорирует тот факт, что человеческие чувства гораздо сильнее любых физических факторов. Если мы несчастны, то никакое количество витаминов С и Е не помешает свободным радикалам убивать наш организм.

Постоянный акцент на физических факторах риска порой отвлекает внимание людей от главных вопросов. Тот факт, что неудовлетворенность жизнью и работой является важнейшим фактором, вызывающим сердечно-сосудистые заболевания, практически замалчивается, поскольку магической формулы, способной решить эту проблему, не существует. Фармацевты не придумали лекарств, которые делали бы людей счастливыми; они могут лишь предложить средства борьбы с физическими симптомами заболеваний.

Если вы страдаете сердечно-сосудистыми заболеваниями, задайте себе следующие вопросы:

Придерживаюсь ли я здорового образа жизни? Бели нет, то почему? Кажется ли мне, что меня никто по-настоящему не любит? Боюсь ли я, что партнер меня отвергнет? Верю ли я, что в жизни есть глубинный смысл? Знаю ли я, в чем он заключается? Разочарован ли я тем, что не могу получить от жизни то, чего действительно хочу? Боюсь ли я любить потому, что не хочу испытать очередное разочарование?

Сила любящей супруги

Масштабные исследования, проводившиеся среди мужчин, перенесших инфаркт, показали, что вероятность выживания в наибольшей степени зависит от того, ощущает ли мужчина любовь жены. Перенесенный инфаркт часто становится моментом истины для супружеских пар, погрязших в жизненной рутине, забывших о любви и переставших заботиться друг о друге. Близость, нередко возрождающаяся, когда у одного из супругов происходит сердечный приступ, для многих пациентов может служить стимулом, поддерживающим в них желание бороться и повышающим шансы на то, что они действительно будут жить.

Опросы мужчин, перенесших инфаркт, показа ли, что в большинстве своем перед сердечным приступом они ощущали себя одинокими. Легкие инфаркты заканчивались смертью только в тех случаях, когда мужчине казалось, что жена его больше не любит. Если же сердечный приступ воз рождал охладившиеся взаимоотношения, то па циент оставался жив даже после самого обширно го инфаркта. Большинство мужчин в душе весьма сентиментальны , даже если не готовы признаться в этом. Переживая душевные страдания, они предпочитают терпеть и прятать их под маской мужественности. Слезы для большинства мужчин — признак слабости, особенно в присутствии женщины. Однако склонность мужчин подавлять в себе чувство слабости делает их первыми кандидатами на сердечный приступ. Инфа ркт ст ановится средством проявления этой внутренней уязвимости, жажды любви и поддержки. Так мужчина дает своей партнерше возможность увидеть его с новой стороны, чтобы пробудить в ней любовь и сочувствие, возродить утраченное чувство близости и начать новую жизнь.

Исследование, проведенное в Великобритании, подтвердило эти открытия. Оно показало, что любовь и близость в отношениях с супругами, родственниками и друзьями помогают жертвам инфаркта значительно снизить риск возникновения повторного приступа, в то время как те жертвы инфаркта, которые не находят эмоциональной поддержки, в течение года после первого приступа вдвое чаще вновь сталкиваются с серьезными осложнениями.

.